«Романовы должны помогать России» Печать

 

Вчера в Петербург на молебен, посвященный годовщине расстрела царской семьи, приехал князь Димитрий, праправнук Николая I. Многие из рода Романовых приезжают помолиться в этот день в Екатерининском приделе Петропавловского собора с того момента, как в 1998 году здесь погребли останки последнего русского императора, членов его семьи и слуг. Димитрий Романович нашел время встретиться с корреспондентом «Труда» в отеле на Мойке.

— С каким настроением вы приехали в Россию?

— Быть в Петербурге для меня очень приятно. Мои родители тут жили до 1919 года, когда были вынуждены уехать из России. Но 17 июля я стараюсь всегда быть здесь.

— Следствие по делу об убийстве царской семьи закончено, но останки царевича Алексея и царевны Марии не захоронены.

— Мы с самого начала считали, что останки детей должны быть вместе с семьей. Я имею постоянные контакты с администрацией президента и с патриархатом, надеюсь, в конце концов их здесь захоронят, Бог даст!

— Я знаю, что вы привезли подарок для детского здравоохранения.

— Я 20 лет занимаюсь гуманитарной работой. Покупаем слуховые аппараты для детей, передаем прямо в руки мальчикам и девочкам. Проводим благотворительные вечера в Лондоне, Париже, и, как набирается нужная сумма, едем сюда. Ветеранам тоже помогаем. Однажды в Симферополе пришел очень серьезный человек, Герой Советского Союза, и сказал: «Спасибо вам, что вы, Романовы, о нас не забыли». Если б мой отец, офицер русской армии, это видел, ему это было бы приятно.

— Романовы оторваны от Родины. Как ваши потомки — что делают, ощущают ли они себя русскими?

— Самая замечательная в жизни вещь — работать для других, помогать другим. Молодые кузены в США, Франции и других странах знают это и чувствуют. Каждый несет это в сердце. Я не занимаюсь политикой, но всегда говорю: старайтесь сделать для своей страны что-то хорошее.

— А как вас воспитывали? Говорят, потомок русских императоров начал свою карьеру с ремонтного завода в Египте.

— Из-за Второй мировой войны нам пришлось уехать из Франции. Кочевали по Европе, потом оказались в Египте. Естественно, мне, 19-летнемумолодому человеку, понадобились деньги. И я пошел ремонтировать моторы для машин. Мне эта работа очень нравилась.

— Как к вам относятся политики здесь, в России?

— Я могу говорить о русской истории, но не о политике. Легко критиковать, но лучше помогать. Надеюсь, что многие из моей семьи думают так же. Мы Романовы? Отлично. Значит, надо делать что-нибудь для России!

 

источник